2. Кто получает доход?

Мировая Война, или наше скудное участие в ней, стоило Соединённым Штатам около $52 000 000 000.

Посчитайте. Это означает $400 для каждого американского мужчины, женщины или ребёнка. И мы ещё не заплатили долг.

Мы оплачиваем его, наши дети будут оплачивать его, и их дети детей, возможно, всё ещё будут продолжать платить стоимость войны.

 

Обычный доход от бизнеса в Америке - это шесть, восемь, десять, или иногда двенадцать процентов. Но прибыль войны - ох! Это другое дело - двадцать, шестьдесят, или сотня, три сотни, или даже тысяча восемьсот процентов - потолок это только небо. Весь этот оборот будет вынесен.

У дяди Сэма есть деньги.

Давайте возьмём их.

 

Конечно, это не преподносится настолько грубо во время войны. Оно одето в речи о патриотизме, любви к стране, и мы все должны "присоединиться", но доходы подскакивают и подпрыгивают и быстро растут.

 

Давайте только приведём несколько примеров:

 

Возьмите наших друзей Дюпонов, производителей пороха - не они ли давали показания перед сенатским комитетом недавно о том, что их порох выиграл войну?

Или спас мир ради демократии? Или что-то подобное? Как они провели войну? Они были патриотической корпорацией.

 

Да, средний заработок Дюпонов в период с 1910 по 1914 годы составлял $6 000 000 в год. Это было не много, но Дюпоны оставались с этим.

 

Но теперь давайте посмотрим на их средний доход в период войны, 1914 по 1918. Пятьдесят восемь миллионов долларов в год - вот такая прибыль, которую мы обнаруживаем! Примерно в десять раз, чем в нормальное время, и доходы в нормальное время были достаточно большими.

Увеличение прибыли на более чем 950 процентов.

 

Возьмите наши небольшие стальные компании, которые патриотически отложили производство рельс, мачт и мостов, в угоду военным материалам.

Да, их ежегодный доход в 1910-1914 годах составлял примерно $6 000 000.

Потом пришла война. И, как лояльные граждане, Bethlehem Steel вскоре перестроилась на производство вооружений.

Их доходы подскочили - или они сделали хорошую сделку дяде Сэму?

Их доход в 1914-1918 годах в среднем составлял $49 000 000 в год!

 

Или давайте возьмём United States Steel.

Нормальные доходы в период пяти лет перед войной были $105 000 000 в год. Неплохо. Затем когда началась война, взлетели доходы.

Средний доход в период 1914-1918 годов был $240 000 000. Неплохо.

 

Вот, теперь у вас есть некоторые доходы пороховой и стальной промышленности. Давайте посмотрим на что-то другое. Немного меди, пожалуй. Это всегда идёт хорошо в военное время.

 

Anaconda, например.

Средний доход перед войной 1910-1914 был $10 000 000.

Во время войны 1914-1918 доходы подскочили до $34 000 000 в год.

 

Или Utah Copper.

В среднем $5 000 000 за год в период 1910-1914.

Подпрыгнул до $21 000 000 в период войны.

 

Давайте сгруппируем эти пять, с тремя меньшими компаниями.

Суммарные средние годовые доходы перед войной 1910-1914 были $137 480 000.

И, когда пришла война, средний доход за год для этой группы подскочил до $408 300 000.

 

Небольшое увеличение прибыли, приблизительно на 200 процентов.

Платит ли война? Она платила им. Но не им одним.

Есть всё ещё другие. Давайте возьмём кожаные изделия.

 

В трёхлетний период перед войной общие доходы компании Central Leather были $3 500 000. Это приблизительно $1 167 000 в год.

Хорошо, в 1916 году Central Leather вернула прибыль в размере $15 000 000, небольшое увеличение в 1 100 процент.

Вот и всё. Компания General Chemical Company получила доход за три предвоенных года в размере около $800 000 в год.

Пришла война, и прибыль подпрыгнула до $12 000 000. Скачок в 1 400 процента.

 

Компания International Nickel - и вы не сможете вести войну без никеля - показала увеличение в доходах с усреднённого $4 000 000 в год дo $73 000 000 в год. Неплохо?

Увеличение в более чем 1 700 процентов.

 

Компания American Sugar Refining в среднем $2 000 000 в год за три предвоенных года.

В 1916 была зафиксирована прибыль в $6 000 000.

 

Обратитесь к документу Сената №259. Шестьдесят пятый Конгресс, докладывающий о корпоративных прибылях и доходах правительства. Рассматривая доходы 122 упаковщиков мясопродукции, 153 производителей хлопковой продукции, 299 производителей одежды, 49 заводов стали, и 340 производителей угля во время войны.

Прибыль ниже 25 процентов была выдающейся. Например, угольные компании получили от 100% до 7 856% на акциях во время войны.

Упаковщики Chicago удвоили и утроили свои заработки.

 

И давайте не будем забывать про банкиров, которые финансировали великую войну. Если кто-либо и имел сливки прибыли, то это были банкиры.

Будучи партнёрствами, нежели корпоративными организациями, они не были обязаны докладывать акционерам. И их доходы были настолько же секретны, как они были громадны. Как банкиры сделали свои миллионы или миллиарды, я не знаю, потому что эти маленькие секреты никогда не оглашаются общественности - даже перед сенатским следственным комитетом.

 

Но вот как некоторые из других патриотических промышленников и спекулянтов проложили себе путь к доходам с войны.

 

Возьмите производителей обуви. Им нравится война. Она приносит бизнес с неимоверными доходами. Они делают огромные прибыли, продавая за границу нашим союзникам. Возможно, как и производители снаряжений и вооружений, они также торговали и с врагом. Так как доллар есть доллар, приходит ли он из Германии или из Франции. Но и дядей Сэмом у них всё ладилось.

Например, они продали дяде Сэму 35 000 000 пар подбитых гвоздями ботинок. Было 4 000 000 солдат. Восемь пар, или больше, на солдата.

Мой полк во время войны имел только одну пару на солдата. Некоторые из этих ботинок, возможно, всё ещё существуют. Это была хорошая обувь.

Но когда война закончилась у дяди Сэма, оставалось ещё 25,000,000 пар. Купленные - проплаченные. Рекордные доходы прикарманены.

 

Также осталось много кожи. Так что производители кожаных изделий продали вашему дяди Сэму сотни тысяч сёдел McClellan для кавалерии.

Но не было никакой американской кавалерии за морем! Кто-то должен был избавиться от этой кожи, всё же. Кто-то должен был сделать доход на этом - так, чтобы у нас было много сёдел McClellan. И у нас, наверняка, они есть и сейчас.

 

Также у кого-то было много сеток против москитов. Они продали вашему дяде Сэму 20 000 000 противомоскитных сеток для использования солдатами за морем.

Я полагаю, что ребята ожидали использовать их, когда пытались заснуть в грязных окопах - одна рука почёсывает платяную вошь на спине, и другая пытается отмахнуться от метающихся крыс.

Но, ни одна из этих противомоскитных сетей не дошла до Франции!

 

Во всяком случае, эти задумчивые производители хотели удостовериться, что ни один солдат не останется без противомоскитных сеток, так что дополнительно  40 000 000 ярдов москитных сетей было продано дяде Сэму.

 

Было очень прибыльным делом производить москитные сети в эти дни, даже если не было никаких москитов во Франции. Я полагаю, что если бы война продолжилась немного дольше, то предприимчивые производители москитных сеток продали бы дяде Сэму пару партий москитов, чтобы поселить их во Франции, так чтобы противомоскитные сетки и дальше продавались.

 

Производители самолётов и двигателей чувствовали, что и они тоже должны получить свои справедливые доходы из войны. Почему бы и нет? Другие то получают своё. Итак, $1 000 000 000 -- посчитайте их, если будете жить достаточно долго -- были потрачены Дядей Сэмом для постройки авиадвигателей, которые никогда не поднялись в воздух! Ни один самолёт, или мотор, из миллиарда долларов заказанных, не поступили на фронт во Франции. Только те же производители сделали небольшой доход в 30, 100 или, возможно, 300 процентов.

 

Нижние рубашки для солдат стоили 14¢ [центов] по себестоимости, и дядя Сэм платил за них от 30¢ до 40¢ за каждую - небольшой хороший доход для производителя нижних рубашек. И производители носок, и производители униформы и производители головных уборов и производители стальных касок - все получили своё.

 

Почему, когда война закончилась, около 4 000 000 наборов оборудования -- рюкзаки и вещи ими заполненные -- переполняли склады на этой стороне? Теперь они списаны, потому что регуляторы изменили состав содержания.

Но производители собрали свой доход на них и они будут делать это снова в следующий раз.

 

Было огромное количество блистательных идей ради прибыли во время войны.

Один ловкий патриот продал дяде Сэму двенадцать десятков  48-дюймовых гаечных ключей. О, они были хорошими ключами.

Проблема была только в том, что была только одна гайка, настолько большая, чтобы быть достаточно большой для таких ключей.

Эта та, что держит турбины Ниагарского водопада. Да, после того как дядя Сэм купил их и производитель прикарманил прибыль, ключи были погружены на товарные вагоны и перевезены во всем Соединённым Штатам с целью найти им применение. Когда было подписано прекращение военных действий, это было действительно грустным ударом для производителя гаечных ключей. Он как раз собирался произвести некоторое количество гаек, чтобы подходили под гаечные ключи. Потом он также планировал продать и их вашему Дяде Сэму.

 

Всё же, другой имел изумительную идею, что полковники не должны перемещаться на автомобилях, даже не на лошадях.

Он, наверное, предполагал Энди Джексона, ехавшего на тележке.

Итак, около 6 000 тележек было продано Дяде Сэму для использования полковниками! Ни одна из них не была использована. Но производитель тележек получил свой доход.

 

Кораблестроители чувствовали, что они должны взять часть всего этого, тоже. Они построили много кораблей, которые сколотили много доходов.

Стоимостью более чем $3 000 000 000. Некоторые корабли были в порядке. Но корабли стоимостью $635 000 000 из общей суммы были сделаны из дерева и не поплыли бы!

Швы разошлись - и они затонули.

Мы заплатили за них, однако.

И кто-то прикарманил доходы.

 

Подсчитано статистиками и экономистами и исследователями, что стоимость войны для вашего дяди Сэма составила $52 000 000 000.

Из этой суммы, $39 000 000 000 было потрачено на фактическую войну.

Это расход дал $16,000,000,000 в прибылях. Вот как свершились эти 21 000 миллиардеров и миллионеров.

Эти доходы в $16 000 000 000 несерьёзные. Это довольно небольшая сумма. И она оказалась у довольно не многих.

 

Расследования сенатского комитета военной промышленности и её прибылей времён войны, несмотря на их сенсационные открытия, с трудом задели вершину поверхности.

 

Тем не менее, это имело последствия. Департамент Состояния изучал "некоторое время" методы удержания от войны.

Военный Департамент внезапно решает, что созрел чудесный план.

Администрация называет комитет -- вместе с Военным и департаментом военно-морских сил умело представляемый спекулятором с Уолл-Стрит - для ограничения прибыли во время войны.

Насколько, об этом не говорится. Гм. Возможно, прибыли в 300, 600 и 1600 процентов тех, кто превратил кровь в золото в Мировой Войне, будут ограничены на несколько меньшую величину.

 

Очевидно, однако, план не призывает ни к каким ограничениям или потерям -- то есть, потерям тех, кто сражается в войне.

 

Насколько я понимаю, нет ничего в этой схеме для ограничения потерь солдата на один глаз, или руку, или ограничения ранений на один или два.

 

Или ограничения потери жизней. Нет ничего в этой схеме, очевидно, что бы предусматривало не более 12 процентов полка должно быть ранено в бою, или не более 7 процентов дивизии может быть убито.