3. Кто платит по счетам?

Кто предоставляет прибыль - эти небольшие хорошие доходы в 20, 100, 300, 1500 и 1800 процентов? Мы все платим за них - налогами. Мы заплатили банкирам их доход, когда купили облигации Liberty Bonds за $100 и продали их назад с $84 по $86 банкирам.

 

Эти банкиры собрали прибавку в $100. Это была простая манипуляция. Банкиры контролируют аукционы облигаций. Им было легко понизить цену этих облигаций. Потом, все из нас - людей - испугались и продали облигации от $84 до $86. Банкиры купили их. Потом эти самые банкиры стимулировали бум и правительственные облигации выровнялись и выше. Затем банкиры собрали доход.

 

Но солдат платит наибольшую часть  счёта. Если вы не верите в это, посетите американские кладбища на полях сражений за границей. Или посетите любой из госпиталей ветеранов в Соединённых Штатах. В туре по стране, посередине которой я сейчас нахожусь, я посетил восемнадцать правительственных госпиталей для ветеранов. В них находится, в общем, около 50 000 уничтоженных человек - человек, которые были лучшими в нации восемнадцать лет назад.

Очень способный начальник-хирург при правительственном госпитале; в Милуоки, где 3 800 живых мертвецов, сказал мне, что смертность среди ветеранов в три раза выше, чем тех, кто остался на родине.

 

Ребята с нормальными взглядами были забраны с полей и учреждений и заводов и учебных классов и поставлены в чин. Там их переделали; их заново изготовили; чтобы понимать убийство, как в порядке вещей. Их поставили плечом к плечу и, применяя массовую психологию, они полностью изменились. Мы использовали их несколько лет и натренировали их для того, чтобы они совсем ничего не думали об убийстве или о том, что значит быть убитым.

 

И теперь, внезапно, мы освободили их и сказали им, что необходимо жить дальше! В этот раз им пришлось самостоятельно приспосабливаться, без массовой психологии, без поддержки офицеров и советов и без общенациональной пропаганды.

Нам они больше не были нужны. Так что мы разбросали их повсюду без всяких "трёхминуток" или речей "Облигаций за Свободу" или парадов. Много, очень много, из этих хороших молодых ребят в конце концов уничтожены, ментально, потому что не справились с этим самостоятельно.

 

В правительственном госпитале в Марионе, Индиана, 1 800 таких ребят под арестом!

Пять сотен из них в казармах со стальными решётками и проволокой по всему внешнему периметру зданий и на террасах.

Эти уже умственно уничтожены. Эти ребята не выглядят даже как люди. Ох, вид их лица! Физически, они в хорошей форме; умственно, они пропали.

Таких случаев тысячи и тысячи, и всё больше добавляется со временем. Ужасное волнение от военных действий, и внезапное исчезновение этого ужаса - молодые ребята не перенесли этого.

 

Всё это часть счёта. Достаточно для мёртвых - они заплатили свою часть прибылей от войны. Достаточно для ментально и физически раненых - они платят сейчас свою долю доходов с войны.

 

Но другие тоже платят, также - они заплатили разбитыми сердцами, когда они разъединены с местом около камина и семьями, чтобы надеть униформу Дяди Сэма - на которой сделана прибыль.

 

Они заплатили другую часть в тренировочных лагерях, где их собрали и проводили учения, пока другие заняли их работу и их места в жизни их сообществ. Они заплатили за это в окопах, где они стреляли и были застрелены; где они были голодны целыми днями; где они спали в грязи и холоде и дожде - со стонами и визгами умирающих.

 

Но не забывайте - солдат также заплатил часть долларов и центов счёта. Вплоть до и включая Испано-Американскую войну, где была система вознаграждений, и солдаты и моряки сражались за деньги.

 

Во время Гражданской войны им платили бонусы, во многих случаях, прежде чем они заступили на службу. Правительство, или штаты, платили до $1 200 за поступление на военную службу. В Испано-Американской войне они платили денежные вознаграждения. Когда мы захватывали корабли, солдаты все получали свою часть - по крайней мере, они должны были. Потом обнаружилось, что мы можем уменьшить стоимость войны, отменяя все денежные вознаграждении, но призывая солдата на службу силой. Потом солдаты не смогли выгодно продавать свой труд. Все остальные могли, но солдаты не могли.

Наполеон однажды сказал: "Все люди влюблены в награды...они несомненно голодны к ним".

 

Итак, развивая наполеоновскую систему - бизнес медалей - правительство поняло, что может заполучить солдат за меньшие деньги, потому что ребятам нравились награды. До Гражданской войны не издавались новые медали. Потом вручалась Медаль за Отвагу Конгресса. Это сделало запись на военную службу легче. После Гражданской войны не издавалось новых медалей до Испано-Американской войны.

 

В Мировой Войне мы использовали пропаганду, чтобы ребята приняли воинскую повинность. Они чувствовали стыд, если бы не присоединились к армии. Настолько жестокой была эта военная пропаганда, что даже Бог был втянут в неё. С некоторыми исключениями - наши священнослужители присоединились к ажиотажу убивать, убивать, убивать. Убить немцев. Бог на нашей стороне... это его веленье в том, чтобы немцы умерли.

 

А в Германии, хорошие пасторы призывали немцев убивать союзников...чтобы удовлетворить того же Бога. Это было частью общей пропаганды, созданной, чтобы настроить людей на войну и убийства. Прекрасные идеи были разрисованы для наших ребят, которых бросили на смерть. Это была "война, чтобы покончить со всеми войнами". Это была "война, чтобы спасти мир ради демократии".

 

Никто не говорил им, пока они маршировали, что их поход и смерть будут означать огромные прибыли с войны. Никто не говорил этим американским солдатам, что их могут убить пулями, сделанными здесь же их же собственными братьями. Никто не сказал им, что корабли, на которых они поплывут, могут быть сбиты торпедами с подводных лодок, построенных с использованием патентов Соединённых Штатов. Им просто сказали, что это будет "славное приключение".

 

Поэтому, набив патриотизмом их рты, было решено, что они тоже помогут платить за войну. Поэтому мы дали им большое вознаграждение в $30 долларов на месяц.

 

Всё, что им нужно было делать для этой щедрой суммы - это оставить своих дорогих любимых позади, бросить работу, лежать в болотистых окопах, есть консервы и убивать, убивать, убивать... и быть убитыми.

 

Но подождите! Половина этой суммы (только немного больше, чем клепальщика на судостроительном заводе или рабочего фабрики снаряжений дома в безопасности на день) отнималось у него, чтобы поддерживать тех, кто у него был на содержании, так чтобы они не были обузой для этой страны.

 

Потом мы обязали его поладить страховые взносы на возможные несчастные случаи - то же, что платит работодатель в просвещённом штате - и это стоило ему $6 долларов в месяц.

Ему оставалось менее чем $9 в месяц.

 

Потом, самое оскорбительное из всего этого - он был фактически вынужден платить за собственное снаряжение, одежду, и еду, покупая облигации "за Свободу".

Большинство солдат не имели никаких денег ко дню выдачи зарплаты. Мы заставили их покупать Облигации Свободы за $100, а потом выкупили их -- когда они пришли домой с войны и не могли найти работу -- за $84 и $86. И солдаты купили облигаций примерно на $2 000 000 000!

 

Да, солдат платит большую часть счёта. Его семья тоже платит. Они платят также с большим горем, как и он. Как он страдает, так и они. По ночам, пока он лежит в окопах, наблюдая как осколки летят около него, они лежат в постелях без сна - его отец, его мать, его жена, его сёстры, его братья, его сыны, и его дочери.

Когда он вернулся домой без глаза, или без ноги, или с нарушенной психикой, они тоже страдали - также, а иногда, и намного больше, чем он.

 

Да, и они тоже заплатили долларами, которые прикарманили производители снаряжений, банкиры, кораблестроители и спекулянты. Они тоже купили правительственные облигации и обогатили банкиров после заключения мира в фокусе-покусе манипулирования ценами облигаций.

 

И даже теперь семьи раненых людей и ментально покалеченных и тех, кто никогда не вернулись к нормальной жизни, по-прежнему страдают и продолжают платить.